2. Чувства — основной объект манипуляции

Как было указано в предыдущей статье в силу специфичности  нашей познавательной деятельности  наблюдаются определенные искажения информации на всех уровнях нашей психики. Самыми популярными являются методы влияния путем искажения информации на уровне чувств. Наиболее важным объектом для манипуляции является чувство. Чувственная ступень отражения реагирует быстрее, чем мышление, непосредственнее. Поэтому ее легче эксплуатировать. Кроме того, проще создать «цепную реакцию», заражение, эпидемию чувств.

По словам Г.Ле Бона: «Массы никогда не впечатляются логикой речи, но их впечатляют чувственные образы, которые рождают определенные слова и ассоциации слов».Чувства более подвижны и податливы, и  если их «растрепать», то мышление оказывается более уязвимым для манипуляции. Чувства реагируют быстрее, поэтому их легче «эксплуатировать». Разум требует концентрации внимания, логика досаждает ему. Эмоции же возбуждают!

Общей установкой в манипуляции массовым сознанием является то, что»толпу убеждают не доводами, а эмоциями» — предварительное «раскачивание» эмоциональной сферы.

Главное средство — создание или использование кризиса, аномальной ситуации, оказывающей сильное воздействие на чувства  (крупная технологическая катастрофа, кровавое насилие (акция террористов, преступника-маньяка, религиозный или национальный конфликт, резкое

обеднение больших групп населения, крупный политический скандал и т.д.). Особенно легко возбудить неразрешенные и потому подавленные чувства:  страх, зависть, ненависть, самодовольство и т.д.

Страх. Самое главное чувство, к которому апеллируют манипуляторы, есть страх. Именно страх является фундаментальным фактором, который определяет поведение человека. Функционально страх служит предупреждением о предстоящей опасности, позволяет сосредоточить внимание на его источнике, побуждает искать пути его избегания. В случае, когда он достигает силы аффекта (страх панический, ужас), он способен навязать стереотипы поведения – бегство, оцепенение, агрессию защитную. Пока страх не выходит за пределы разумного, в нем нет ничего дезадаптивного -он защищает нас от опасности, заставляет учитывать возможный риск, и это чрезвычайно полезно для адаптации.  Предчувствие страха может стать импульсом для укрепления Я, может побуждать индивида к  снижению собственной уязвимости.

Страх может быть настоящим, если возникает как ответ на реальную опасность и страх может быть иллюзорным, который создается в воображении.Очень часто  манипулятор сознательно преувеличивает величину страха «врага» и подает его чуть ли не абсолютным, в отличие от реальности. Страх — универсальное и одно из самых эффективных средств управления массами. Как известно, страх относится к базовым инстинктам  и  это делает его практически не поддающимя  управлению. Это христоматийный пример задействования базового инстинкта. При наступлении страха у индивида блокируется центральная нервная система  и получаемая информация достаточно легко откладывается в подсознание – это внушение! А если же вдруг появляется некая сила, способная защитить — индивида, подверженные страху готовы принять любые условия в обмен на защиту.

При страхе сознание  человека занято поиском способов защиты (как  временная защита — ступор).  Ступор – понимается как образование определенного промежутка  времени, за период которого психика должна привыкнуть к новой ситуации, проанализировать ее, и найти верное решение. Психика и  больного и здорового человека практически одинаково действует. Отличие состоит в том, что «нервнобольные“ испытывают  страх в гораздо большей  степени, чем другие.  При том что абсолютно здоровых  людей –единицы,  и это всего лишь управление своими эмоциями. У каждого человека есть определенные механизмы(слабые места), воздействие на  которые определенным образом может приводить к образованию невроза. А это и значит, что возможно управление человеком посредством вызывания невротичности. Причем управление строится весьма просто и осуществляется по схеме:

  1. Инсценирование страха.
  2. Управление с помощью страха. Когда психика блокируется наступает некая заторможенность реакций. Наступает чувство, сродни ощущению усталости. А в состоянии усталости, полусонном состоянии человеком всегда легче управлять.

Суть манипулирования как раз и заключается в том, чтобы любого  индивида воспринимать как

невротика и  управлять человеком посредством вызывания невротичности.

Виды страха.

Глобальный страх — это страх в результате внешней угрозы. Индивидуальный страх — страх каждого индивида за свою жизнь (вероятность возможного ареста, расстрела и прочее.)

Невротический страх — страх ожидания, страх, связанный с фобиями, истерический страх.

Страх ожидания — это состояние «боязливого ожидания». Лица, страдающие этим страхом, всегда предвидят из всех возможностей самую страшную. Любую случайность они считают предвестником несчастья. Страхи этого рода даже похожи иногда на тяжелые болезни.

Страх, связанный с фобиями – это когда форма страха связана с определенными объектами или ситуациями — чувство отвращения при встрече со  змеей, с мышами, чувство одиночества, и страх пребывания в толпе или в закрытом помещении и т.д. Эти страхи кажутся скорее странностями, капризами.Такие формы проявления страха используются для искусственного вызывания их при манипулятивном воздействии —словом, жестом, каким-либо знаком, вызывая беспокойство, например, замахнулся, припугнул, угрожал  и т.д. И для избавления от подобного беспокойства человек должен выполнять требования манипулятора. При воздействии на человека с целью провоцирования в нем чувства страха (чувства вины, и проч.) можно решать запланированные задачи, необходимые манипуляторам. К формам провоцирования страха можно также отнести провоцирование страха смерти или получения увечий, так и более изощренное — лишения свободы, или — угроза поместить несговорчивого подследственного в камеру пыток -«пресс-хату. Такое воздействие и проще и эффективнее («дешево и сердито»).

Страх населения Западной Европы XI-XII веков – это страх прихода  антихриста и наступление Страшного суда на исходе первого тысячелетия. В раннем средневековье такого страха смерти не было, поскольку в массовом сознании еще были живы старые, языческие представления о загробной жизни, в которых не предусматривалось страшных возмездий за неправедную жизнь. Религиозный ужас был настолько сильным и разрушительным, что западная Церковь была вынуждена пересмотреть догматы — компенсировать страх представлением о «третьем загробном мире» — чистилище. Его существование было официально утверждено в 1254 г. Папой Иннокентием IV.  Показательно, что у Православной церкви не было никакой необходимости принимать это богословское нововведение.

В XIV веке в Европе новая волна коллективного страха. Причины — страшная Столетняя война, массовое обеднение людей, но главная причина — эпидемия чумы 1348-1350гг. Особенность коллективного страха: со временем он не забывался, а чудовищно преображался. При первых признаках эпидемии образ предыдущей эпидемии оживал в массовом сознании в преувеличенном виде. В XV веке «западный страх»достигает своего апогея в изобразительном  искусстве- центральное место занимают смерть и дьявол. В искусстве Запада создано бесчисленное множество картин, миниатюр и гравюр под названием «La danse macabre» — «Пляска смерти».  Это — целый жанр. Главное в нем то, что «пляшет» не Смерть и не мертвец, а «мертвое Я» — неразрывно связанный с живым человеком его мертвый двойник.  В 1460-1516 гг. “профессор ужаса” Босх создал художественную энциклопедию зла всех видов и форм. Его картины — концентрированное и гениальное выражение страха перед смертью и адскими муками.

Лютер узаконил страх, назвал его не только оправданным, но и необходимым: “Человек, душу которого не терзает страх — добыча дьявола”. Вдобавок, Лютер «индивидуализировал» страх, лишил его заразительной коллективной силы.  Каждый должен был сам, индивидуально иметь дело с Богом, через индивидуальную веру и лежит путь к преодолению страха у Лютера! Страх Лютера» породил такую охоту на ведьм, с которой ни в какое сравнение не идут преследования католической Инквизиции (миф о которой-порождение XIX века как часть большой программы манипуляции  сознанием). При сравнительно небольшом еще населении Европы, в ходе Реформации здесь  было сожжено около миллиона «ведьм».  Итог становлению «страха Лютера» подвел датский философ С.Кьеркегор в трилогии «Страх и трепет» (1843),»Понятие страха» (1844) и»Болезнь к смерти» (1849). Здесь страх как основополагающее условие возникновения человека и обретения им свободы.

У православного человека смерть и проблема спасения души занимали большое место в мыслях и чувствах, но философия смерти была окрашена лирическим чувством, любовью к земле, оставляемым близким. В первом томе труда В.Даля «Пословицы русского народа» нет ни одной пословицы, отражающей экзистенциальный страх смерти…»Умирать — не лапти ковырять: лег под образа, да выпучил глаза, и дело с концом». «Кабы до нас люди не мерли, и мы бы на тот свет дороги не нашли»,»Люди мрут, нам дорогу трут. Передний заднему — мост на погост».»Помрешь, так прощай белый свет — и наша деревня!».   Й.Хейзинга подчеркивает, что в  западном восприятии отсутствуют лирические мотивы — лишь ужас. Отсутствие «страха Лютера» приводило к известной бесшабашности русских (отсюда стереотип о природной лени православных)- страха не было! В России же русским людям жестокие правители внушали реалистичный страх- от Ивана Грозного до Сталина. Страх эпохи сталинизма и есть именно «западный».

Научная революция добавила следующую струю страха -страх, создаваемый самим человеком». Заместив Церковь наукой, Просвещение приняло на себя миссию построения светской морали. Просвещение — эпоха, которая «страдала от омрачения души. Выражением его стали чувство вины, угрызения совести, подавленная сексуальность (перенесенная в мир подсознания, фантазий и извращений).

Чувство вины стало главнам оружием в руках нынешнего деструктивного манипулятора. Существует два традиционных способа: стыдить и упрекать. Переживание вины сопровождается тягостным ощущением собственной неправоты по отношению к другому человеку и в целом своей «плохости». И если в жизни это чувство возникает слишком часто — есть вероятность, что таким образом управляют вами, пользуются. Важно избавиться от устойчивой потребности производить хорошее впечатление на других! Люди чаще предпочитают быть вежливыми, чем оставаться самими собой. Но здесь хотелось бы все расставить на свои места: чувство вины — не признак высокой духовности, а признак незрелости человека. Со страхом все сложнее –здесь задействованы базовые инстинкты.

 

Из цикла лекций «Осторожно, Манипуляция!»

Психолог Елена Матвеева .